Порядок защищиты от незаконных действий судебных приставов

Важные разъяснения для участников исполнительных производств 17 ноября 2015 года дал Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении от 17.11.2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». В указанном акте разъяснены вопросы, касающиеся всех стадий исполнительного производства, однако особое внимание хотелось бы уделить проблеме возмещения вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием судебного пристава-исполнителя.

Так, на практике нередки ситуации, когда  в ходе исполнительного производства его участники сталкиваются с различными формами противоправного поведения со стороны должностных лиц, его осуществляющих. При этом единственно возможным способом устранения допущенных нарушений, упомянутым в Законе об исполнительном производстве, является обжалование постановлений, а также действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов.

Однако зачастую следствием такого рода нарушений являются убытки, возникающие у взыскателя и/или должника. Так, например, несвоевременное наложение судебным приставом ареста на имущество должника, за счет которого могли бы быть удовлетворены требования взыскателя, может повлечь за собой отчуждение должником этого имущества, а как следствие – невозможность исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. В таких ситуациях одно лишь обжалование не способно в полной мере восстановить нарушенные права заинтересованных лиц.

Именно для таких ситуаций Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что защита прав лиц при совершении исполнительных действий по правилам Закона об исполнительном производстве не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (статья 1069 ГК РФ).

В таких случаях иск предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает ФССП России. При этом, как указано в п. 81 Постановления, неправильное определение истцом ответчика либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию и привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган.

Кроме того, в п. 82 Постановления установлено, что то обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Данное разъяснение имеет крайне важное значение в связи с тем, что Кодексом административного судопроизводства установлен сокращенный десятидневный срок для обращения в суд с административным иском о признании незаконными решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя и не всегда лицо, чье право нарушено, успевает обратиться в суд в указанные сроки.

Весьма важное разъяснение содержится в п. 84 Постановления. Так, Пленум Верховного суда РФ указал, что в удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке имущества должника). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Наконец, важное разъяснение касается процедуры доказывания при рассмотрении судом указанной категории дел. Теперь в том случае, если судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшегося у должника имущества, оказавшегося впоследствии утраченными, то для удовлетворения иска взыскателя о возмещении причиненного ему таким бездействием вреда, последнему не требуется доказывать то обстоятельство, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Но при этом указанное разъяснение не стоит толковать расширительно, что могло бы привести к злоупотреблению взыскателем своим правом. Так, Пленум Верховного суда РФ пояснил, что отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается лишь надлежащей организацией их принудительного исполнения и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.